ПАЙБЕРДИН

КОМПОЗИТОР
Олег Пайбердин — композитор, художественный руководитель и дирижер ГАМ-ансамбля (Москва).
Фестиваль
«Пять вечеров».

Екатерина Мечетина
05 декабря, 2022 | 19:00
Рахманиновский зал | Москва
У художника мало того, что есть сказать.

ГОХУА

К МОНЕ

В ЛАДУ

ORGANUM A-nn-A

SOB OUT

АНТЕМ
ПАМЯТИ ПЁРСЕЛЛА

КАК БУДТО БАРОККО

LAMENTO

Я ЗНАЮ,
ЧТО НЕ УЗНАЮ

SINFONIA

AVE

МЕЖДУ ТАНЦЕМ

ТОЧКА НЕБА

ОСКРИВИК

LOCUS NASCENDI

PUSH-KEEN

ПОСТСКРИПТУМ

Показать больше
Члены жюри были единодушны, что неудивительно: речь идет об известном и состоявшемся авторе, в творчестве которого счастливо сочетается и великолепное владение ремеслом, и оригинальность авторского мышления, при котором все технические аспекты композиции являются только средством для наиболее органичного воплощения музыкальной идеи. Ювелирная выделка тонкостей звукоизвлечения, драматургическая выстроенность партитуры — изысканная «китайская» пьеса столь же поэтична на вид, как и на слух, и полностью соответствует своему названию (гохуа — «китайская живопись» — техника выполнения рисунка водяными красками на шелке или бумаге). О произведении «Гохуа»
Елена Мусаелян, музыковед /ИГРАЕМ С НАЧАЛА/
Показать больше
И действительно, его «Гохуа» можно назвать едва ли не главным открытием вечера <...>. Пьеса Пайбердина с отсылкой к древней китайской живописи, с её концентрацией, пластичными линиями и энергичными бликами удачно взаимодействовала с французской колористикой «13 цветов заходящего солнца». О произведении «Гохуа»
Татьяна Яковлева, музыковед /НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА/
<...> Но есть и другая музыка нашего дня. И она может быть понятной с первого прослушивания, благозвучной, при этом совсем не банальной; наполненной и свежестью музыкального языка автора в сочетании с большим мастерством звукописи, и огромным количеством мелодических, гармонических, фактурных, акустических идей. Олег пишет именно такую музыку. Олег знает что-то такое, что меня совершенно очаровывает. Он пользуется педалью («душа фортепиано», мы же помним) так, что мне кажется, это понравилось бы и Бетховену, и позднему Шопену, и Равелю <...>. Когда у композитора потрясающий слух — это всегда слышно в его музыке. <...> Иногда так везёт, что фактура новой музыки сама ложится в руки, как будто это написано за инструментом. А иногда от непривычных фактурных или ритмических паттернов вскипает мозг. В этих пьесах удивительно сочетается и то, и другое. О произведении «Дамы филармонического общества»
Екатерина Мечетина, пианистка
Меня это сочинение просто потрясло. Я до сих пор очень подробно его себе представляю и помню. О произведении «Гохуа»
Екатерина Мечетина, пианистка /РАДИО «ОРФЕЙ»/
Олег Пайбердин производит сильное впечатление, и Goeyvaerts Trio удаётся передать страстную насыщенность/заряженность его музыки своими острыми интерпретациями.
Много фантазии в звуке. Все пьесы звучат предельно разнообразно: тотальное различие во всем. О. Пайбердин хорошо работает в диатонике. Слышится влияние «репетитивной» музыки, но это влияние трансформировалось и приобрело свое самобытное звучание. Очень органичная работа с паузами  тишиной. О. Пайбердин имеет два лица в музыке: одно совершенно мягкое, другое  брутальное. И часто он комбинирует оба начала в одном произведении  это в психологическом отношении интересно.
Мартайн Паддинг, композитор
Просто замечательно! Сильная и живая музыка, с фантазией и воображением... О произведении «Постскриптум»
Александр Щетинский, композитор
В музыке Олега Пайбердина привлекает органичность и чистота письма, эмоциональная насыщенность, пластичность и незаданность формы. Язык простой, но при этом никакого трафарета, ничего не делается по инерции или в силу привычки, всё прослушано и заново выверено слухом, поэтому звучит очень свежо. Много диатоники, но это не архаичная тональность, а модальность. В новой диатонике писать трудно, приходится идти по лезвию бритвы, чтобы не потерять остроту и напряженность звучания. О. Пайбердину это удается.
Александр Щетинский, композитор
Как обычно, несколько шокировал Олег Пайбердин с пьесой «Оскривик». <...> получилось невиданно-новаторское произведение для виолончели соло, бас-кларнета, тромбона, скрипки и контрабаса. О произведении «Оскривик»
— /ДЕНИСОВ-ЦЕНТР, ТОМСК/
Сергей Асташонок на протяжении 20-ти минут «издевался» над виолончелью. Расширенная техника включала не только нервное дерганье по струнам и душераздирающие запилы смычком, но и попытки извлечь им же звуки из шпиля. Получилось крайне устрашающе и увлекательно. Видно, что за этой необычной техникой стоит настоящее мастерство владения инструментом. О произведении Cantus Firmus
— Антон Ковальский, журналист /НОВЫЙ ГОРОД, СУРГУТ/
Благодаря тщательной организации ткани и экономии музыкальных средств действительно сохраняется единое дыхание, однако впечатления ограниченности заданными рамками не создается. Композиционная структура звучит (!) естественно и музыкально, при этом сочинение в исполнительском отношении не представляет большой сложности. О произведении «Антем памяти Пёрселла»
— Елена Лагутина, музыковед /МОЛОДЫЕ РОССИЙСКИЕ КОМПОЗИТОРЫ, МОСКВА/
Ясные сильные линии, неоархаика, аскетизм в эмоциональном накале. Влияния: Пярт, Тертерян. Активно исполняется в России, за рубежом. Инициировал фестиваль «Другое пространство», сделав Московскую филармонию заметной площадкой на карте современной музыки.
— /ГАЛЕРЕЯ «СТЕРХ», СУРГУТ/
Мне нравятся перетекающие линии, вертикаль, динамика, способ соединения деталей, но более всего — то, что стоит за всем этим. О произведении Sob out
— Алекс Сауф, кларнетист Scottish Clarinet Quartet
Философичность, эстетизм, определенная «абстрактность» художественных замыслов О. Пайбердина часто реализуется на основе синтеза новейших техник композиции и традиционного полифонического письма. Этот, казалось бы, парадоксальный синтез приводит, однако, к достаточно стройным музыкальным конструкциям, органичным взаимодействиям статики и движения, механистичности и беспокойства.
— Наталья Провозина, музыковед /ТВОРЧЕСТВО КОМПОЗИТОРОВ УРАЛЬСКОЙ ШКОЛЫ: ИСТОРИЯ, СТИЛЬ, ЖАНРЫ, ХАНТЫ-МАНСИЙСК/
«И тихий ветер говорил со мной...» — музыка для флейты и саксофона, одна из наиболее изящных композиций О. Пайбердина. Программное название ассоциативно с живописностью лаконичного японского стиха. В музыке, однако, не только изобразительность («...ветер говорил...»), но и состояние души. О произведении «И тихий ветер говорил со мной...»
— Наталья Провозина, музыковед /ТВОРЧЕСТВО КОМПОЗИТОРОВ УРАЛЬСКОЙ ШКОЛЫ: ИСТОРИЯ, СТИЛЬ, ЖАНРЫ, ХАНТЫ-МАНСИЙСК/
То, что его музыка не клишированная, свежая и яркая, для меня очевидно.
— Борис Франкштейн, композитор /МУЗЫКА И ВРЕМЯ, МОСКВА/
Открытая эмоциональность, исповедальность, «Весенняя» получилась симфония. Экспрессионизм уже стал цикличен — возвращается в искусство периодически, и неисчерпывается. Да, вот какая была музыка в каком-то Екатеринбурге... Когда слушал, нравился сильный жест вместо тематизма. Нравится концовка — как в миниатюре. И реально уже не можешь ощутить время звучания. О произведении Sinfonia
Сергей Зятьков, композитор
Один из самых интересных композиторов России, мариец из Казахстана, состоявшийся на Урале и творящий в Москве. Его музыка  это большое пространство, путешествие духа, напряжённые архаические линии, заворожённость светом.
Сергей Зятьков, композитор
За единообразным «текучим» материалом скрывается одно свойство  когда нет (или почти нет) аффектов, параметры звука (положение по высоте, тембр, артикуляция, громкость и т. д.) сами становятся единственно возможным рельефом восприятия. Для меня это форма скорее «пребывания», чем «проистечения», с удивительно чувственным отношением к каждому звуку. О произведении Push-keen
— Владимир Горлинский, композитор
Необычно, завораживающе, нестандартно. Чувства очень различные, причем, одновременно тянули то в страх, то в радость, то в интерес, то в растеряность. Я то пытался осознать что происходит, разложить звуки на составляющие понятные для меня, то наоборот отпускал свой разум, давая раствориться в звуках и попытаться почувствовать себя частью их. И вот особенность,  я как будто действительно становился частью звуков. Мне очень нравятся нестандартные вещи и эта музыка меня поразила! О произведении «Мухи Аргоса»
— Михаил Солоницын, дизайнер
Прослушал пьесу несколько раз, каждый  с возрастающим восхищением. Это произведение производит очень индивидуальное, западающее в память, гипнотическое воздействие. Четко организованное структурное развитие,  напоминающее (для меня) пение птиц, фольклорный напев и, в то же время, псалмодическое песнопение,  образует пленительную, завораживающую фактурную звуковую вязь и взаимодействие между двумя инструментами. О произведении «И тихий ветер говорил со мной...»
Питер Оуэн, психолог, композитор
Кроме попадания в видеоряд, очень точные, ёмкие, свежие звуки, и в этих звуках заговорила эпоха. Если задать себе вопрос: как выразить в звуках мысль культуры 20-х годов о самой себе, то именно так она и звучала. О произведении Cantus Firmus
Михаил Шалаев /ЖИВОЙ ЖУРНАЛ/
Слушая музыку, я оценил качество композиторской мысли, ибо увидел скифское небо и ощутил воздух скифской земли. Олег перенес меня «в мир, каким он был до появления человека, в нашу предрассветную пору, туда, где движение, в отличие от нашего мира, еще подчинялось режиму универсальной изменчивости, а свет непрерывно распространялся, и ему не нужно было проявляться» (Делез). В ту пору не было еще загадочной русской души, пронизанной садо-мазо акцентуациями и русской истории, не поддающейся реабилитации. Но было небо и степь, своеобычные, но конгениальные эллинскому небу и «холмам всечеловеческим – яснеющим в Тоскане». О произведении Organum A-nn-A
Михаил Шалаев /ЖИВОЙ ЖУРНАЛ/
<...> композиция потрясающая. До сих пор не могу понять те чувства, что испытываю, но определенно какой-то эмоциональный подъем. Очень красивое напряжение, оно даже в тишине... О произведении Organum A-nn-A
И. Камолов, врач
<...> это самая лучшая воображаемая музыка, которую я могу представить для себя сейчас: что-то архаическое, вольное, полное свободы и с упоительным чувством, что всё впереди. О произведении Organum A-nn-A
А. Арфеев, поэт
Больше всего меня в музыке О. Пайбердина привлекает прямота и неопосредованность высказывания, отсутствие страха сделать это высказывание необходимыми средствами. В каком-то смысле большинство его сочинений, которые я мог прослушать, для меня неопровержимы уже с первых звуков. Техническая ясность и прозрачность письма при использовании современных точных и рациональных техник (насколько я воспринимаю это со слуха), как следствие абсолютное равноправие любых метроритмических фигур независимо от их происхождения, и созвучий независимо от их качества, отсутствие принципа исключения того, что может показаться привычным, который даже бессознательно преследует новых авторов.
Jonah /ЖИВОЙ ЖУРНАЛ/
У меня лично (это уже дело вкуса) душа больше тяготеет к опусам О. Пайбердина, в которых удивительным образом соединяются эмоциональность и экспрессивность природного, я бы сказал, языческого начала с ясной логикой развития.
Геннадий Сахаров /РАДИО ГОРОД-FM, ЕКАТЕРИНБУРГ/
Каждый раз, экспериментируя с исполнительскими составами, изобретая новые тембровые, звуковысотные, фактурные приемы, или по-своему используя уже известные техники письма, он творит удивительные композиции  своего рода «дышащие» музыкальные пространства. Создавая свои сочинения, он одновременно изучает природу звука, он хочет ощущать живой звук как таковой.
Анна Мелешкина, музыковед
О. Пайбердин, кроме прочего, исследует в своем творчестве саму звучащую музыку и ее историческое развитие. Выбирая тот или иной исторически сложившийся жанр, он рассматривает его по-новому, переосмысляя старое на материале современных возможностей. В подобных взаимодействиях часто открываются первичные значения жанров. В основе замыслов О. Пайбердина лежит четкая продуманность и рационализм. И это актуально эпохе, в которой композитор становится творцом новых приемов. Но и они воспринимаются уже не как носители самой идеи, а как сама идея.
Анна Мелешкина, музыковед
Весьма рационален в воплощении замыслов. Музыкальный результат всегда неожиданный, яркий и жизнеспособный.
Сергей Беринский, композитор /МУЗЫКАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ/
Привлекает яркость самовыражения, направленность на восприятие слушателя, иначе говоря, коммуникативность его музыки и, что, пожалуй, особенно ценно, свобода от некоей «зашоренности» и «демонстрации направлений».
Наталья Иванчук, музыковед /КОМПОЗИТОРЫ ЕКАТЕРИНБУРГА/
Выразительные средства его музыки убедительны. Есть сила, энергетика, причем не возникает совсем чувства какой-то вторичности или надуманности, как часто бывает. Вот вам еще один вариант продолжения некой традиции-тенденции-течения.
Матрос, музыковед /ФОРУМ «КЛАССИКА»/
Made on
Tilda